16 июня 2014

Имею честь служить в театре

Александр Берестень, актер Архангельского молодежного театра.

Сегодня мы решили поговорить о творчестве, таланте, актерской профессии и тернистом пути служителей Мельпомены, о зрителе и о свободе…. Все это и многое другое обсудила корреспондент ИА «Трибуна Севера» Дарья Зубко с актером Архангельского молодежного театра Александром Берестеней.

— Александр, расскажи, в какой момент своей жизни ты понял, что хочешь играть в театре, и как ты попал в театр-студию В. П. Панова?

А. Б.: — Когда понял? Однажды сказал сам себе: «Да! Мне это интересно!». А уже начав работать в театре и учиться в академии, стал понимать и анализировать, что есть моя профессия. И в этот момент до меня ясно дошло, что игра — это моя профессия! Сам интерес и потребность показать свое творчество зрителю возникли намного раньше. До того как я пошел в школу, я очень хотел быть похожим на Олега Газманова, Николая Расторгуева, Александра Буйнова, на всю группу «Кармен». Очень хотел штаны, как у них, с мотней до колена (смеется)! В детском саду меня, порой, ставили на скамеечку, а все ребята и воспитатели садились напротив, на детские, с веселыми картинками, стулья, и я начинал концерт. «Мои мысли, мои скакуны…», — распевал я самозабвенно! А когда приходил к маме на работу, в парикмахерскую, то пел перед клиентами в круглую, вместо микрофона, расческу, но уже под аккомпанемент магнитофона. Всем было весело. Когда пошел в школу, почувствовал себя взрослым и начал стыдиться подобных самовыражений. Ходил на танцевальный кружок, правда, недолго. В старших классах охотно принимал участие в школьном клубе веселых и находчивых — был капитаном команды. В 11 классе учитель принес в школу газету, в которой была статья о наборе курса в СПбГАТИ от молодежного театра В. П. Панова. Приехал на первую консультацию. Помню, как сидел в аудитории с остальными абитуриентами и завороженно слушал, как ревностно Виктор Петрович рассказывал о проблемах современной культуры и жизни вообще. В это время мы с друзьями уже вовсю слушали рок, и я был очень впечатлен, услышав в речах Панова светлый, с великолепным чувством юмора, крик протеста! Первый тур прошел хорошо. Ко второму туру начал сомневаться в себе, подготовился «абы как» и…пролетел. Учился в АОККиИ, оттуда был отчислен за непосещаемость, за баловство алкоголем,…в общем, совершенно справедливо. Работал у себя в поселке в леспромхозе, на железной дороге. В это время с друзьями сколотили рок-группу под весьма громким названием «Могучая Кучка» и дали в поселке несколько «крутых» концертов (улыбается). Накопив немного денег, поехал покорять театральные вузы, но до конца так нигде и не прошел…. Приехав домой, на остатки денег купил компьютер, зарегистрировался во «ВКонтакте», сразу же зашел в группу архангельского молодежного театра, а там…. О, счастье!!! Набирали новый курс в СПбГАТИ. В этот раз подготовился серьезно и…вот уж скоро год, как я окончил СПбГАТИ и пятый год имею честь служить в театре.

— Что для тебя значит труд актера, только ли это работа над ролью или что-то еще?

А. Б.: — У меня как-то спросили: «А ты выпиваешь, выходя на сцену, для храбрости?»…..(самозабвенно смеется) Очень правильное слово — труд. Он отличает профессию от мимолетного увлечения. Есть, конечно, и тайна, дарованная свыше, имя которой — талант. Но как ты распорядишься этим даром? Величайший человек, театральный режиссер, актер, педагог определил талант, как «счастливую комбинацию многих творческих способностей человека в соединении с творческой волей». И я стремлюсь держаться этого определения. А еще поиск. Виктор Петрович любит цитировать строчки из басни «Петух и жемчужное зерно» И. А. Крылова: «Навозну кучу разрывая, петух нашел жемчужное зерно». Только так!

— Расскажи, пожалуйста, какая у тебя происходит внутренняя работа во время создания того или иного образа?

А. Б.: — По-разному. На это есть огромные труды мировых театральных деятелей. К счастью, Виктор Петрович Панов и сам нас учит, и других режиссеров приглашает, интересных, неординарных. Соответственно, и драматургия всегда на высшем уровне. Поэтому внимательно читаю произведение, слушаю режиссера, пробую внести и то, что сам хотел сказать от лица уже полюбившегося персонажа. Тогда и образ в кармане!

— Меняют ли роли твое поведение в жизни?

А. Б.: — Естественно! Можно и нужно учится у своих персонажей. Вбирать в себя их цельность, идти по стопам их достижений и обращать внимание, чтобы не повторить их ошибки.

— Какие радости дает актерская профессия? Какие приносит ограничения и сложности?

А. Б.: — На спектакли с моим участием, бывает, приезжают, почти все мои школьные учителя. Приходят родители, родственники и друзья. Зрители благодарят. Это всегда приятно, это радует. Значит, все совсем не зря! И сам кайфуешь от знатной работы…(смеется). Ограничения, конечно, присутствуют. Не всегда выберешься на вечеринку, день рождения друга — но родные и близкие все же меня понимают!

— Что для тебя значит реакция зрителя, как ты его чувствуешь?

А. Б.: — У нас зал небольшой, что мне, например, очень по нутру, поэтому мы (актеры), не только чувствуем, но и видим зрителя. И, конечно, всем понравиться невозможно, хотя мне очень этого хочется! Но если сам знаешь, что сделал дело — будь уверен — кого-то точно не оставишь равнодушным…

— Интересно, а много ли людей посещают театр?

А. Б.: — Насколько я замечаю — у нас достаточное количество зрителей, которые любят театр. На спектакли люди приходят всегда нарядные. Видно, что заранее готовятся провести вечер в особой театральной обстановке. Я и сам — архангельский зритель, а потому скажу, что нас «на мякине не проведешь»! В нашем городе три театра, в которые приезжают достаточное количество коллективов, причем с разных точек земного шара. Жаль, что у нас до сих пор не был Санкт-Петербургский театр «Мастерская» Г. М. Козлова — один из моих любимых театров.

— В чем источник вдохновения в творчестве для тебя?

А. Б.: — Саморазвитие. Конечно, родные и друзья. Взаимоподдержка. Анжелина Джоли, Чулпан Хаматова…..(смеется).

— Ставишь ли ты перед собой какие-то глобальные задачи в плане профессии?

А. Б.: — Конечно, думаю и о роли в кино, и о больших городах. Но на сегодняшний день я здесь, и я люблю свой театр! И знаю, что тут я нужен, а это дорогого стоит! Тем более что у нас и зритель «свой» есть. Мы гастролируем и по России, и по другим странам.

— В век интернета и информационных технологий каковы перспективы театра и актерского мастерства?

А. Б.: — Все технологии только в помощь. Я даже интернет-мюзикл видел! А если что пойдет не так — театр об этом скажет.

— Что есть свобода для тебя?

А. Б.: — Был бы мир и гармония! И тогда запоет во весь голос свобода — свобода выбора! И нажить бы ума, чтоб грамотно и весело петь вместе с ней!

Коррект плюс
Вход

Авторизуйтесь с помощью социальных сетей